Абсент

Острый и хрупкий

Острый и хрупкий

Острый и хрупкий мир твоих грез: Лишь секс с незнакомым уродом, Который на лавке щиплет соски, Твои волосатой рукой гладит ноги. Кричишь «запетрушь, насисники рви» - Фантазия: грубость, слабость и смех, Своими ладонями пожилой визави, Как юноша пытается совершить грех. Фрики: кому-то кобыла невеста, Кому-то на лавке нужен экстрим; Для одних секс – это только сиеста, Для других – маршем идти строевым. В мясном магазине за грязным прилавком Стоит...
Сикстинская

Сикстинская

Позволь напомнить о себе, Хоть ты и не была довольна: Покрыты россыпью прыщей Худющие стонали бедра. Изгиб лица, на нём прищур, Кривили недовольно губы, И лишь пронырливый контУр Лисячих глаз дарил амуры. Иссохший рот пытался врать, Но был ленив, и много зла Пытался в дело притворить, Но кляп во рту его сдержал. Пропахли в той квартире стены, Тем страхом, болью, что дарила Моей груди, и не от ломки, А от судьбы, что так манила. Шипеньем тьмы и лампы...
Детство по хлебным карточкам

Детство по хлебным карточкам

У тебя дорогое лицо - Ты породиста! Смотря на себя – смешно: Опухшая рожа уродиста! Утром все реже мне хочется Улыбаться в солнечных красках, Сутуло спина все коробится Целоваться в кресельных ласках. Фальстарты бывают разные – Кто-то уже ближе к финишу Сходит с дистанции ряженый, Гонор меняя на выдержку. Дорога твоя в тернистых лощинах Лежит к богатеньким папочкам, Закроив в волосах и морщинах Детство по хлебным карточкам. Убранства видимость и перья, Окрас...
Импотенция слова «любить»

Импотенция слова «любить»

Посвящение Автору от Сергеевой Светланы. Я могу уйти. И это не будет пафос. Это не будет горем. Или напиться поводом. И ты можешь уйти. Я не сомневаюсь. Можем оба уехать. Или не оба. Без шепота. Ты скучаешь по мне? Нет, ни грамма, ни капли. Ты свободен. Ты счастлив, все в нужном градусе Кокаин и гашиш на столе. Фимиамы Наполняют комнату без единого кактуса. Дорогой меня называешь. «Саус Парк» на плазме. Роль почетную отвел – скручивать...
Глаза цвета шартрез

Глаза цвета шартрез

Горят! Клянут! Корят! Влекут! Поднимут и бросят наотрез! Глаза твои цвета шартрез! В них страсть и боль, печаль и ласка - Они пьянят, в них есть абсента краска! Крадут! Хотят! Зовут! Хитрят! Они сильны и точно врут - В их ценность вкрался изумруд. Бездонность, безразличие и власть, Шартреза цвет хочу унять, Прижать! Согреть! Держать! Лететь! И раствориться только в нем, В тех малахитах, окольцованных огнем. И этот цвет любви высокой, Всевидящий за...
Мой, Маша, мой!

Мой, Маша, мой!

Мой, Маша, мой! Привет с далеких для тебя земель! Давай помой, отмой, замой Все, что пролегало между нами. А сладкое «олеихюба», Спиши сказать в своих устах, Я так любил тебя, за это «Китос» Спеши почувствовать в сердцах. Мойка, Мария, мойка! Пока-пока, как бы сказал тебе при встрече, Я был твоей родной судьбой, Теперь я ухожу в безвечность.
Астория

Астория

Унынье и всплеск безграничных фантазий, Смущенное бремя окунутся в сознанье Из разрушенных мифов о трепетном чувстве, Его нам забыть – преступленье живущим. «Астория». Радостно плачет по нашим объятьям, В них ласка и боль, созиданье, ненастье, Чарующих ночью влюбленных в желанье, И ей не забыть всех безмолвных свиданий; То райское гнездышко, где люди сплетались, Их души в смятенье с интересом касались - И это любовь пылала в надежде Растопить навсегда...
Безоружен

Безоружен

Жизнь переменчива: Сладка! Горька! Ужасна! Печальна! И опасна. Живешь мечтою о небесном, А мир в ответ сгущает краски И стреляет по сердцу помидорами. Ах! Я Вас так не понял! Теперь же безоружен! Я холостой патрон в обойме жизни. Все годы муторно, шаг за шагом, Стараясь сделать. Сильнее, я уходил в себя! Закрыл дверь, ключ выкинул! Но Вы ее отворили! Вы прошли сквозь нее! Зачем же, скажите, Вы сорвали Дверь с петель? Теперь же просто дует! Окон нет,...
Ответ (Я все равно люблю Тебя)

Ответ (Я все равно люблю Тебя)

Я все равно люблю Тебя, Быть может не такой любовью, Как хочешь ты, но все же… Она одна, другой не будет. Я очень тебя уважаю И буду скучать сильно-сильно Без нашего общения ночью, Что было волшебным и милым. Ты дал мне понять, Что я твоя Королева, И много в себе изменила, Тогда зачем меня гонишь? Я только тебя полюбила! И никогда, ни на минуту, Я голос твой забыть не в силе. Хочу услышать его снова, Прижать к себе, не отпускать, Я сильно тебя полюбила! Мне...
Я тебя не держу

Я тебя не держу

Вдохнув воздуха глубоко в свои легкие, Он легкий такой на подъем, Грудь приподнявшей делает, Тяжелую, где есть мясо, сердце и ребра. Протягиваешь свою ладонь кверху открытой, Смотришь в глаза, поглощаешься ими, Карие они – душу крадут, чувственны очень. Берешь ее пальчики нежно, А воздуха уже не хватает. Молчалив, больше нет слов, Стараешься не моргать, А глаза тот же воздух и режет. На секунду затаил дыхание И снова вздохнул. Ты взял ее руку к себе, Пытаешься...
Последнее слово

Последнее слово

Кровь бьется в венах, Сердце ритмично стучится, Вырваться жаждет, Все хочет напиться Мыслей брутальных, Назло твоей лжи, Прошу не пугай, Но себя покажи В свете событий, Идущих к обрыву, Сердце обманешь, Оно с него прыгнет, Больно не станет, Уже это в прошлом, Где нервы ни к черту, Кричали, ругали, Злились, любили Тебя и страдали, Что столько убили В мире достигнутом После восхожденья В образ другой, Совершив преступления, Карающих душу Пред Богом...
Я пошел учиться наукам

Я пошел учиться наукам

Я пошел учиться наукам Ньютона, Лобачевского, Лагранжа и Ома, Чтобы стать конструктором сильным, Рассчитать и построить для мира Космолет скоростной и надежный! Пусть летают на нем пассажиры По галактикам разным далеким И вступают в контакты с мирами, Продвигая культуру земную. Пусть наладят они пониманье Между братьями в космосе черном, Воцаряя господни заветы На планетах живущих в незнанье. И мое останется имя В учебниках школьных на веки, И, возможно,...
ТАКАЯ ВОТ ИСТОРИЯ

ТАКАЯ ВОТ ИСТОРИЯ

Я с неба прыгнул – Разбьюся ли я? Может и так, Но крылья взведя Над гордой спиной, Я возносился Как ангел святой. Дух поглощая желанием жить, Все согревался И гордость вложив В душу свою, Прощал всем грехи, Я поднимался С божьей руки. Но у асфальта Людских надежд Я замешался В куче одежд, Что падали с тела Под ростом хвоста, С козлиными рожками Теперь голова. Я проклинал, Под землю кидал. Наивных людей В ничто превращал. Я стал королем Средь бездны...
Сергею…

Сергею…

Я потрясен твоим безумством, Я полюбил твои стихи, В глаза мои попали капли, И сердце рвется от тоски. Ты умер, жизнь твоя прошла, Но как судить мне по стихам, Смотреть в разбиты зеркала, Где вижу только стыд и срам. Ты – патриот и я доволен, Что не одни мы в этом свете, Узнали что такое болен, Как жить и помирать в расцвете. Ты мой кумир, но это не грешно, Ведь перва заповедь моя, Любить и помнить, что взошло, Любить родные, русские края. Я плачу...
Окрепли десна

Окрепли десна

Окрепли десна. Я готов, Жевать готов своих врагов, Они как мухи липнут к телу, Что в темных зарослях березы Решило часик Отдохнуть. Открою рот, Вам плюну вслед, Затухший с виду Бутерброд, А красный новенький Плед Одену я в 17 лет. Колодца люк Откроется пред следом, Вы упадете под него, И жалкий стук Подавлен будет пледом, Врагов задушит Всех до одного.
Всем жаждам чужды изваянья

Всем жаждам чужды изваянья

Всем жаждам чужды изваянья И словно тайные свиданья Пишу стихи я в полной мгле. И вновь, когда уж полночь два пробило, Бегу за ручкой и листком, Чтобы дознанье не погибло; Пишу с задумчивой тоской. Хотя бывают и минуты, А может даже и часы, Когда пишу я в те секунды Слова невиданной красы. Рука бежит и хочет жить Листок бумаги, Не занимать и мне отваги, В терпенье и в желанье возродить То, что давно уже ушло, Но наше время не пришло; Лет через десять...
Нерегулярно, но с огоньком

Острый и хрупкий

Острый и хрупкий мир твоих грез:
Лишь секс с незнакомым уродом,
Который на лавке щиплет соски,
Твои волосатой рукой гладит ноги.

Кричишь «запетрушь, насисники рви» -
Фантазия: грубость, слабость и смех,
Своими ладонями пожилой визави,
Как юноша пытается совершить грех.

Фрики: кому-то кобыла невеста,
Кому-то на лавке нужен экстрим;
Для одних секс – это только сиеста,
Для других – маршем идти строевым.

В мясном магазине за грязным прилавком
Стоит продавщица с пятым размером,
На полках же сраных средь колбас и сосисок
Лежит большой выбор членов мясистых.

Стоит в остановке, шорты коротки,
Рваны чулки – трудные будни,
Пытается скрыть жажду от ломки,
И на конец пускается в блудни.

Острый и хрупкий мир твоих грез:
Это иллюзия, но хотелось с уродом,
Когда мастурбируя в ванной с винтом,
Свои волосатые рукой гладишь ноги.

< |||| > 1 2 3 4 5 6